padolski (padolski) wrote,
padolski
padolski

Categories:

Былое: разговор со скучающим патологоанатомом (не интервью!!!) на страницах "Беларусь сегодня"

В июне 2013 года дал интервью корреспонденту газеты "СБ-Берларусь сегодня", моей однокласснице Инессе Плескачевской. До публикации в печатном варианте моего интервью по различным причинам не дошло, но в электронной версии этой ведущей газеты нашей страны я "засветился". Представляю вам текст интервью и ссылки на страницы в сети, где мое интервью опубликовано. Кстати, крайне рекомендую личный блог моей одноклассницы, ссылка на который ниже.



Разговор со скучающим патологоанатомом (не интервью!!!) на страницах "Беларусь сегодня"
http://padolski.livejournal.com/31025.html
padolski
26 сентября, 19:23
http://www.pleska.info/novosti/razgovor-s-patologoanatomom-o-zhizni
http://www.sb.by/area/authorslist/author/926/type/blog/
http://www.sb.by/blog/153394/
Разговор с патологоанатомом о жизни
Среди моих одноклассников несколько человек связаны с медициной. Есть хирург-онколог, есть врач скорой помощи. Но есть человек редкой и для обывателя страшно звучащей медицинской специализации – патологоанатом, Андрей Подольский. Который, кстати, всегда был жизнелюбом. «Наша работа – вовсе не одни только трупы», – как-то сказал он мне. Поэтому мы с ним разговариваем о жизни. И о профессии, конечно, тоже.
Итак, знакомьтесь: Андрей Подольский, 42 года, врач-патологоанатом Гомельского областного клинического патологоанатомического бюро, стаж практики – 15 лет.

- Насколько мне помнится, когда мы учились в школе, стать патологоанатомом ты не мечтал. Хотя твоя мама была врачом и прекрасным диагностом. Ты писал стихи (у меня некоторые сохранились) и, казалось, был романтиком.

- Романтиком?.. Как все пацаны моего времени, я хотел стать космонавтом, лётчиком, разведчиком. Уже повзрослев – лесником. Некоторая доля романтики в этих профессиях, конечно, есть. Но после школы поступил в медучилище, потом в медицинский институт. Долго работал на «скорой помощи».

- «Патологоанатом» для нас – и простых, и смертных – звучит устрашающе. Сразу же представляются циничные люди в белых халатах, ежедневно вскрывающие трупы и изымающие органы. Но ты как-то обмолвился, что это не самая значительная часть твоей работы. Так чем же на самом деле занимаются патологоанатомы и сколько раз в неделю практикующий патологоанатом видит труп?

- Давай я сразу скажу, что «болезнь» – это очень конкретное понятие, и для каждой болезни характерен свой комплекс изменений во внутренних органах. Наука «Патологическая анатомия» и врачи, посвятившие свою деятельность этой науке, занимаются изучением прижизненных и посмертных изменений органов. Прижизненное исследование – это исследование всего (Андрей это особо подчеркивает) материала, удалённого при операционном вмешательстве. Посмертные изменения изучаются при аутопсии (это научное название вскрытия – И.П.) умерших в стационарах – если смерть не насильственная. Насильственными смертями занимаются судебные медики. Для любого вскрытия нужны показания. Инициатором вскрытия является не патологоанатом, а администрация медицинского учреждения, в котором лечился или наблюдался больной, это нужно для уточнения причины смерти, сличения заключительного клинического диагноза с диагнозом, который сформулирует патологоанатом после вскрытия. В последнее время поток вскрытий немного снизился. За неделю в нашем отделении может быть от одного до четырёх-пяти вскрытий.

- Не много. Нам, простым обывателям, кажется, что все поставлено на поток: «разобрал» одного – сразу берешься за следующего.

- Очередной стереотип. Но не стоит думать, что если нет вскрытия, то мы сидим без работы. Вот прямо сейчас ждет моей оценки материал от 40 живых людей – микроскопическая (в самом прямом смысле) работа. Нагрузка огромная – как по объёму работы (к примеру, за год, занимаясь только одними биопсиями, врач, работающий на ставку, должен просмотреть 4000 биопсий, а я к середине августа просмотрел уже более 8 тысяч), так и в смысле ответственности.

- Ответственности?

- Поясню. Огромное количество болезней перед назначением лечения (иногда весьма агрессивного, как в случае с онкологией) требует «материального» подтверждения наличия болезни.

- Как-то мудрено звучит…

- Это означает, что патологоанатом должен подтвердить наличие изменений в тканях органа. Изменений, характерных для этого заболевания, именно поэтому мы делаем биопсии, берем на исследование кусочки различных органов – от слизистой желудка до содержимого полости матки при маточных кровотечениях. Кроме того, весь материал, удалённый при операционных вмешательствах, проходит через нас, это я уже говорил. Для чего? Например, удалённый при операции аппендикс под микроскопом может быть с характерными для воспаления изменениями – это значит, что операция выполнена по показаниям. А иногда изменения в нём могут «сказать»патологоанатому, что в брюшной полости есть другой источник воспаления, который может даже привести к смерти, если лечащий врач вовремя не обратит на это внимания. В том же аппендиксе могут оказаться злокачественные опухоли (они определяются только под микроскопом), а это уже требует другого лечения, без которого опухоль может распространиться на соседние ткани.

У патологоанатома есть свой «экстрим» – это когда мы работаем с материалом, требующим уточнения диагноза прямо по ходу операции. Если «плановый» материал изготавливается в удобном виде в течение 3-6 дней, то в случае работы во время операции мы должны рассмотреть материал в течение 20-25 минут с момента доставки. Больной в это время находится на операционном столе и от ответа патологоанатома зависит дальнейший ход операции. Ответственность колоссальная. В этой ситуации фразочку «казнить нельзя помиловать» вспоминаешь частенько.

- И пример приведешь?

- Ну хотя бы такой. Идет операция по удалению диагностированной во время УЗИ кисты яичника молодой нерожавшей женщине. Во время операции гинеколог видит, что киста заполнена не жидкостью, как это должно быть, а какими-то слизеобразными ветвящимися структурами. Так может выглядеть как доброкачественное, так и злокачественное новообразование, но закавыка в том, что тактика операции при них совершенно разная! Оперирующий врач вырезает подозрительный кусочек и срочно отсылает к нам на исследование. Цена ошибки исключительно высока. Потому что если мы ставим диагноз «злокачественное новообразование», будут удалены матка, придатки, часть брюшины, лимфоузлы. После этого срезы удаленных органов в любом случае пойдут в «плановую» работу. И вот представь, что, работая без спешки, мы обнаруживаем, что опухоль-то была доброкачественной! Это ведь означает, что можно было ограничиться удалением одних только придатков. Или наоборот – в «плановом» материале устанавливается диагноз злокачественного новообразования. Нужно проводить повторную операцию со всеми ее рисками. Теперь ты понимаешь, почему адреналин во время таких операционных биопсий «зашкаливает»?

- Теперь понимаю. А вот эта твоя работа, с высоким уровнем адреналина и пониманием ответственности за ошибку, она влияет на психику?

- На психику любая работа накладывает свой отпечаток. Разве ты по себе этого не знаешь? У патологоанатомов (рискну ответить за всех) это выражается в том, что бытовой интерес к теме смерти, характерный в той или иной степени для всех людей, удовлетворён. Могу сказать, что в толпе зевак, наблюдающих за похоронной процессией, стопроцентно не найдешь патологоанатома. Не будет патологоанатомов и среди толпы, наблюдающей за извлечением исковерканных тел из груды металла при аварии. Мы искренне любим жизнь. А как иначе? Это наша защитная реакция. Как без этого, когда за один рабочий день ты можешь поставить 4-5 диагнозов «онкология»? Мы понимаем, что жить надо «во всю». Потому что смерть – это не какое-то иллюзорное понятие, она – тут, ходит рядом с нами. А потому ценить жизнь нужно не вообще, а сейчас, здесь и конкретно!

Не люблю разного рода передач с криминальной тематикой, особенно с кровавыми подробностями. Насколько знаю из общения с коллегами, это у нас общее. Потихоньку свыкся со вскрытиями ровесников. До сих пор стараюсь не иметь отношения к детским вскрытиям.

- А зачем вообще нужны вскрытия людей, умерших естественной смертью?

- «Естественность» всегда относительна. Конечно, смерть в принципе естественна – как и рождение. Но в реальной жизни не всё так просто. Смерть из-за «изношенности» организма сейчас так же редка, как и тараканы в доме. Основной пик смертности на постсоветском пространстве – у женщин в 70-85 лет, у мужчин – в 50-65 лет. И это при том, что организм человеческий запрограммирован на более длительный срок существования.

Некоторые болезни, которые мы выявляем при вскрытии, будь они обнаружены раньше и будь назначено правильное лечение, вполне могли быть вылечены. По итогам вскрытия, даже если причины смерти, указанная клиницистом и патологоанатомом совпали, проводится учёба. Расхождение же диагнозов (например, когда при вскрытии выявляется другой патологический процесс, который привел к смерти) приводит к серьёзному разбирательству, иногда с привлечением научно-профессорского состава – это, конечно, даёт свои плоды в учебном плане.

Но, если честно, лечащий врач всегда заинтересован в том, чтобы умершего больного администрация отдала без вскрытия. В этом случае его уверенность по поводу своих способностей сильно укрепляется. И таких врачей «без тени сомнения» периодически надо осаживать. Именно этим патологоанатом занимается каждый день – показывает, что действие (бездействие) врача привело к такому вот результату. Между прочим, по статистике, среднеевропейский процент расхождения диагнозов достигает 40-50%, и, поверьте, наши регион – не исключение. Вот и думайте после этого – нужны ли вскрытия? Что нужнее больному – самоуспокоенность и самомнение лечащего врача или постоянное совершенствование его профессиональных навыков?


- Лично я предпочла бы не успокоенного врача. В связи с этим естественный вопрос: а как другие врачи относятся к патологоанатомам? Ты ведь в некотором роде для них – контроль, окончательный диагноз? А контролеров всегда недолюбливают…

- Врачи, которые знают суть работы патологоанатома (хирурги, гинекологи, эндоскописты, реаниматоры и другие), относятся к нам с должным уважением. Те, чья деятельность далека от постановки диагноза (часть врачей терапевтического профиля в поликлиниках и санаториях) считают нас «тупыми трупорезами». Впрочем, как и обыватели. Но это, прежде всего, говорит об уровне профессионального и общего развития самого врача.

- Существует ли какая-либо опасность при вскрытии трупа для патологоанатома?

- Конечно. Хотя трупный яд, от которого умер гражданин Базаров в «Отцах и детях» Тургенева, в эру антибиотиков – просто детская страшилка. Однако на смену ему пришел, например, туберкулёз, которым часто заболевают патологоанатомы и другой медицинский персонал моргов. Смертельную опасность представляют разного вида вирусные гепатиты и СПИД.

- И напоследок вопрос личный, почти интимный, который я не рискнула бы задать, не будь мы знакомы столько лет. Ты веришь в Бога?

- Интимный, говоришь? Ничего интимного на самом деле, обычный для нашего времени и нашей профессии вопрос. Среди знакомых патологоанатомов есть люди верующие, которые каждый раз крестятся при входе в помещение, где находятся умершие. Что же до меня – не крещён и не обрезан. Я агностик. В поиске себя. Особенно критически отношусь к различным случаям «чудодейственного» излечения от тяжёлых заболеваний. Большую часть (10 % всё-таки хочется оставить на наличие чуда в нашей жизни) «внезапно» излеченных онкологических заболеваний считаю следствием отсутствия биопсийного подтверждения диагноза или ошибкой патологоанатома, на основании которого был выставлен диагноз.

Вот такой он, современный патологоанатом Андрей Подольский – он не боится косых взглядов обывателей и коллег по цеху, он весь – в поиске истины. И я желаю ему успеха в его поисках. Потому что от таких неуспокоенных врачей, как он, может зависеть и моя жизнь тоже.

Автор публикации: Инесса ПЛЕСКАЧЕВСКАЯ
Дата публикации: 17:45:23 26.09.2013
Счетчик посещений Counter.CO.KZ
Ок
Tags: Плескачевская, интервью, патологическая анатомия, патологоанатом, работа, я
Subscribe
promo padolski july 27, 2013 21:05 9
Buy for 10 tokens
Рассмотрю предложения по написанию материала по организованному вами блог-туру и другие разумные формы взаимовыгодного сотрудничества с одновременной подачей на страницах ЖЖ и официальной открытой группы Padolski в "Одноклассниках" https://www.ok.ru/padolski и других моих площадках. На этот…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments