padolski (padolski) wrote,
padolski
padolski

Category:

Про наших уважаемых сотрудников, помощников врачей патологоанатомов - о лаборантах-гистологах.

Младшая дочка патанатомии

В Петербурге создается Российская ассоциация лаборантов-гистологов

Младшая дочка патанатомии | Порой современные лаборатории простаивают в ожидании «современных» лаборантов.<br>ФОТО предоставлено компанией «Биовитрум»

Порой современные лаборатории простаивают в ожидании «современных» лаборантов.
ФОТО предоставлено компанией «Биовитрум»

Вроде бы – ну и с богом, нам-то что? Однако лаборант-гистолог – специалист, который готовит взятые при биопсии образцы «подозрительной» ткани, и от того, как он это сделает, во многом зависит, правильный ли диагноз поставит патологоанатом. Пожалуй, надо уточнить: вопреки общему представлению 90% исследований, которые выполняет патологоанатом, – прижизненные. И предельно важные.

Интересно, что инициатором создания ассоциации стали вовсе не службы системы здравоохранения и даже не сами лаборанты. А бизнес, состоящий, впрочем, и из врачей. Причем проект мыслится как просветительский, и под него даже организовали учебно-методический отдел. Начальник отдела компании «Биовитрум» Андрей ТИМОФЕЕВ (по специальности патологоанатом) объяснил, зачем им эти хлопоты.

– Почему вообще бизнес решил заняться просветительством? Вряд ли из благотворительности...

– Если человек привык к телеге и к лошади, ему автомобиль не продашь. Когда мы только начинали поставлять в медицинские учреждения современное оборудование, мы поняли, что многие люди вообще не понимают, о чем мы говорим. Для них «контроль качества» и «конвейерные методы» – просто набор слов.

Возьмем районную больницу небольшого города. Туда поступает пациент с неизвестным заболеванием. Врач делает биопсию, лаборант-гистолог из кусочка взятой ткани готовит препарат, а патологоанатом изучает его под микроскопом.

С распространенными заболеваниями проблем в диагностике нет. Но предположим (и это нередкий случай), что патанатом видит сложное онкологическое заболевание. Для маленькой больницы это заключение – «потолок». Чтобы определить конкретное заболевание, препарат нужно отправить в более современный центр – как минимум областной. И вот в этом современном медицинском центре обнаруживается: ткань приготовлена так, что ее невозможно исследовать современными методами.

Приходится транспортировать в центр самого пациента, снова делать исследование, а это зачастую большие деньги, а главное – время, которое для онкологических больных крайне важно. Другой вариант – исследовать «как есть» и закрывать глаза на то, что результат может быть недостоверным.

– Техника ушла настолько вперед, что лаборанты за ней не поспевают?

– Во многих средних медицинских учебных заведениях, где готовят лаборантов, преподают по учебнику 1969 года.

– Вы преувеличиваете!

– В стране практически нет других учебников. Последние лет восемь врачи забили в набат: не хватает подготовки в области гистологии. Начали выходить какие-то учебники, но они тоже были кальками с уже устаревших методик.

Недавно вышел новый объемный серьезный учебник, причем среди авторов – Георгий Авраамович Франк, главный патологоанатом РФ. Но, как только его издали, произошла перемена в системе образования: за повышение квалификации медицинского персонала отвечает теперь не Минобрнауки, а Минздрав. Это правильно: для узких специальностей стандарты обучения должны писать такие же специалисты. Но сейчас колледжи разводят руками: как учить? Новых стандартов обучения по многим специальностям, в том числе по гистологии, нет, списка одобренных учебников нет...

Тогда мы создали пособие «Конспект лаборанта-гистолога». Маленькую книжечку. Дело довольно затратное, к тому же мы не знали, какой будет реакция профессионального сообщества. Оно очень маленькое, лаборантов-гистологов в стране не более 5 тысяч, но реакция оказалась бурной. Приходили отзывы и от читателей, и из учебных заведений – в Хабаровске закупили, в Ставрополе, в Поволжье, наша книжка уже продается на Украине и в Казахстане.

Увидев, что дело пошло, мы создали учебно-методический отдел, собираемся приглашать к себе лаборантов со всей страны и преподавать современные методики работы с тканями.

– Если сравнить нашего лаборанта-гистолога с его западным коллегой...

– Во-первых, интересный нюанс. На Западе есть отдельная специальность – «гистотехник». То есть технолог, который умеет подготовить ткань для исследования на современном оборудовании. Гистотехника – прикладная специальность для множества наук: биологии, гистологии как сектора биологии, судмедэкспертизы, патанатомии... В России нет отдельной специальности «гистотехник». Это всего лишь младшая дочка патанатомии. Причем патологоанатому изучать гистотехнику некогда: он узкий специалист, и чем более классный он специалист, тем он «уже» и тем более ему «некогда».

Во-вторых, на Западе гистотехник – специалист с высшим образованием. Он способен выполнять часть функций патолога, разгружая его для более специальной работы. Я уже не говорю о том, что на Западе эта профессия считается престижной и высоко оплачивается.

– Вы снабжаете больницы аппаратурой – какова, на ваш взгляд, оснащенность российских лабораторий? Обязательно ли ехать в столичные центры для качественного обследования?

– Областные центры снабжены. Но вообще уровень разный. В Москве, Ростове, Петербурге и некоторых городах просто космические технологии, а, к примеру, в Якутске – заметно скромнее.

Субъекты РФ получали разные объемы финансирования, и по-разному оно распределялось, даже в онкологии. Как ни странно, самыми навороченными центрами, на мой взгляд, оказались Самара и Ростов. Ну в Москве, конечно, все есть – а у нас, кстати, не все. Петербург раньше имел очень консервативное профессиональное сообщество, да и уровень финансирования с Москвой несопоставим. В результате оборудование все равно появлялось, но лет через пять «после Москвы».

Что касается районных центров – там плохо. Нет нормального взаимодействия: как, знаете, я вам карандашик передаю, вы руку за ним протянули, а карандашик все равно на полу оказался. Иногда препарат из одного кабинета в другой может идти сутки и даже подпортиться. Аппаратуры обычно нет, все делается вручную... Это не страшно, можно и вручную. Но вместо одного дня уйдет две недели. А это, повторю, потеря драгоценного времени.

У этих проблем много причин. Казалось бы, в сложной диагностике ключевая фигура – патологоанатом. И исследования в 90% случаев он проводит прижизненные. Но на его просьбу купить аппаратуру для лаборатории главврач может заявить: нету денег на твои трупы.

Ну и, скажем мягко, невысокий энтузиазм многих лаборантов-гистологов. Расскажу показательную историю. Это было в 2012 году в Сургуте, мы поехали туда устанавливать суперновую аппаратуру, позволяющую делать экспресс-анализ, который требует не дней, не часов, а минут. Я настроил аппарат, приглашаю лаборантов: давайте покажу, как это работает. Подходит бабушка-лаборант, лет под восемьдесят: ты, сопляк, учить меня будешь?

– И тем не менее вы создаете Ассоциацию лаборантов-гистологов.

– Этому узкому профессиональному сообществу трудно коммуницировать: один лаборант где-нибудь в Якутске, другой в Петербурге, они друг друга не знают – а им нужно общаться, обучаться, и ассоциация даст такую возможность. Причем ассоциация – не только для лаборантов, но и для патологоанатомов, биологов, зоологов, ботаников и т. п. – всех, кто соприкасается с гистологией. У нас уже есть сайт «Гистоклаб» для этих специалистов, который работает с 2013 года. Но если сначала мы думали, что это будет кружок из нескольких десятков энтузиастов, то после того как количество участников перевалило за тысячу, стало понятно – это уже ассоциация.

— Чтобы определить конкретное заболевание, взятый образец ткани отправляют в современный медицинский центр. Но там обнаруживается, что ткань приготовлена так, что ее невозможно исследовать современными методами.

Приходится транспортировать в центр самого пациента.

ИСТОЧНИК: http://spbvedomosti.ru/news/obshchestvo/mladshaya_dochka_patanatomii/
Tags: лаборанты, патологическая анатомия
Subscribe
Buy for 20 tokens
Многие из вас наверняка уже слышали историю маленькой девочки, которую родители оставили в роддоме. Фото: Яндекс Картинки Это один из самых дорогих перинатальный центров Москвы, под руководством Марка Аркадьевича Курцера. Фото: Яндекс Картинки (Марк Курцер) Эта история настолько же…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments