November 6th, 2015

Патологоанатомы

По ходу дел и тел: «колбасные туры» детства и форшмак на ужин….


Сегодня, после долгого поцелуя “на дорожку”, перед тем как я вышел из дома на работу, моя половина спросила, чего бы мне хотелось вечерком…
Всего того же, но еще разика два-три
И я ответил, что мне хотелось бы чего-то остренького или пикантного, на что милая обещала, что вечером меня будет ожидать великолепный форшмак…
А когда я пришел на работу, вместе с обильной слюной при упоминании форшмака, на меня нахлынули воспоминания детства…
Мое советское детство…
Это то парадоксальное время, когда, в отличии от настоящего момента, магазины были пустыми, а холодильники у настоящих хозяек всегда были заполнены практически до отказа (родительская генетическая память о голодных военных и послевоенных лет, когда при любой возможности запасались «про запас»).
Это было то время, когда деликатесы и кулинарные изыски готовились своими руками, потому что в магазине их «достать» было невозможно…
А одно из кулинарных воспоминаний детства – это бутерброды. Наши мамы их готовили нам, когда мы, наигравшись во дворе и по всем прилегающим окрестностям, прибегали домой и не могли никак дождаться готовящийся на плите ужин.
Бутерброды были разные.
Неизменной основой для них был черный хлеб. А дальше – намазывалось все, что было под рукой: масло, варение или просто рассыпался по всей поверхности среза мелкими щепотками сахар. Особая вкусный и любимый мной бутерброд – горбушка свежего хлеба, намазанная зубчиком чеснока и посыпанная солью. Можно было его есть еще вприкуску с мелко накрошенными кусочками соленого сала.
В наших дворах детства всегда можно было узнать у кого родители недавно ездили в «колбасный тур» в Минск или в более ближайший от нас Киев: их дети «как бы невзначай» выходили на улицу уминая бутерброд с толстым куском вареной колбасы. :) Обычно с такими бутербродами выходило несколько детей сразу с разных квартир, ибо в нашем и рядом расположенном домах, дружба между соседями по этажу и подъезду еще оставалась той, которую живописно описывали, так как оно было на самом деле, наши любимые фильмы «Весна на Заречной улице» и так далее… «По колбасу» в столицы наши родители ездили не только для себя, но и получив заказы от многочисленных соседей и коллег по работе, ибо знали, что те, поехав сами в подобную продуктовую поездку, никогда не забудут и про них…
Из «детских» деликатесов мне всегда нравился форшмак. Ибо тот вкус, как готовила его моя мама и многочисленные наши любимые еврейские соседи по дому и мамины подруги по Речице – невозможно передать.
Каждое блюдо было особенным. Каждая хозяйка вносила что-то свое, особенное, чтобы порадовать свою семью и соседей, если шли в гости. Не было ни у кого строгих «стандартных» рецептов. Кто-то вместо яблока для «кислинки» добавлял уксус, кто-то принципиально не добавлял белый хлеб, а у кого-то лук ощущался только послевкусием, кто-то не добавлял вареного яйца. Но каждое блюдо, которое я пробовал – мне безумно нравилось. Я любил, когда его, достаточным толстым слоем, намазывали на черный хлеб и этот вкус детства мне до сих пор снится…
Особо мне нравился форшмак приготовленный руками тети Фани, маминой подруги из Речицы. Когда они с дядей Гришей приходили к нам на воскресные посиделки, по праздникам или просто без повода, как вариант блюда для стола, который собирался «вскадчину», она часто приносила этот деликатес, сделанный своими руками…
Тетя Фаня работала медсестрой в отделении челюстно-лицевой хирургии нашей областной больницы, дядя Гриша же был мастером по ремонту мягкой мебели… Деревянный дом мастерской, где он работал, по-моему, до сих пор сохранился в районе центрального рынка Гомеля, тогда еще рядом с пригородным автобусным вокзалом…. Они были одиноки и у них не было детей и они всегда держались друг дружкой… У дяди Гриши был врожденный порок сердца и свои материнские чувства тетя Фаня целиком реализовала в заботе о своем любимом человеке… Они уехали в первые годы перестройки и поселились в Ашдоте, откуда периодически присылала письма маме и своим многочисленным подругам, оставленным в Беларуси. Часто в письма она вкладывала по 5-10 долларов, а то и больше, строго наказывая адресату, сколько оставить себе, а сколько передать кому-то… Материнская забота об оставленных тут, на своей малой Родине…
Дядя Гриша умер первым, а тетя Фаня прожила еще года два года после него…
…Если Там, на облаках, есть Кто-То, то позаботься о той, кто всю жизнь заботился о ком-то… Дай спокойствия и умиротворения Григорию и Фаине…
…Кхм… вот такие ассоциации у меня разыгрались, когда любимая сказала, чем порадует меня вечером…
Дождусь…
Счетчик посещений Counter.CO.KZ
Ок
promo padolski july 27, 2013 21:05 9
Buy for 10 tokens
Рассмотрю предложения по написанию материала по организованному вами блог-туру и другие разумные формы взаимовыгодного сотрудничества с одновременной подачей на страницах ЖЖ и официальной открытой группы Padolski в "Одноклассниках" https://www.ok.ru/padolski и других моих площадках. На этот…
Патологоанатомы

Новая подборка анекдотов для вас от меня! (+18)

(без названия)
Для пессимиста поза раком - это жизнь, для оптимиста - это Камасутра.

Звонок в одесской филаpмонии:
- У вас будут гастpоли Геоpга Отса. Подготовьте афиши.
- Как фамилия аpтиста? Повтоpите, пожалуйста.
- Отс!
- Как-как?
- Поц без пеpвой буквы.
Пpиезжают на гастpоли - афиша: "Геоpг Уй".

Студенты Мытищинского кулинарного техникума изобрели бутерброд "Мечта". Это когда у тебя есть два куска хлеба и ты мечтаешь о мясе между ними.

Абраша! Вы слышали, они говорят, что Лукашенко - "меньшее зло", чем Шушкевич !
Ой, Изя! Шоб вы так жили - как они взвешивают....

Единственное транспортное средство, в котором можно не беспокоиться о личной безопасности – это катафалк!

Встречается лицо и жопа, и вот лицо говорит: "Ну почему такая несправедливость, вот меня мажут всякими кремами, умывают, лелеют и все-равно на мне морщины, кожа некрасивой становится, а ты все время такая розовенькая кругленькая?" на что жопа задумавшись говорит "А ты насри на все..."

Если я вижу, что человек взволнован или расстроен, то стараюсь как следует на него наорать, чтобы он успокоился. Этому меня научили родители.

С малознакомой девушкой приятнее всего коротать время за ужином тогда, когда она тоже знает, чем этот ужин закончится.

Женское.
Я не знаю, что делать, но я знаю, почему я этого хочу.

Я не пойму прикола, хоть убей,
Видать такие времена настали -
Мы рады, если кормим голубей,
И так удивлены - на нас насрали...

- Вась! Твой член как одуванчик!
- Что, такой же красивый?!
- Да нет! Только за него возьмешься, не успеешь к губам поднести - а все семена уже разлетелись.

Мужская компания пьет водку. Внезапно один из участников процесса встает с намерением уйти.
Все: Куда?
Уходящий: Да пойду домой, а то жена ворчать будет, мол, опять наквасился до потери пульса...
Один из друзей: Спокойно, сейчас научу, как с этим бороться. Приходишь домой, звонишь в дверь, на вопрос "Кто там?" отвечаешь "Это я, кисонька, выпил винца для поднятия конца и спешу к тебе ". Жена сразу оттает и все будет пучком.
После бурного продолжения пьянки мужик наконец является домой и звонит в дверь.
Жена: Кто там?
Мужик: Да это я... Нажрался и стою тут, как х.

- Циля, ты ездила на море вместе с Сарой?
- Таки да.
- Сарочка так загорела, а ты такая бледная...
- Ой, я тебя умоляю! К ней, кроме загара, никто не приставал!

Collapse )
Счетчик посещений Counter.CO.KZ
Патологоанатомы

По ходу дел и тел: Гомель и авиакатастрофы гражданских бортов…


В связи с горем, постигшим нашего восточного соседа (гибель людей при авиакатастрофе), вспомнил, что такого рода катастрофу чуть не пережил и наш город в первые годы обретения независимости нашего государства. МЧС тогда, по моему, еще не было сформировано.
Я в то время, будучи студентом Гомельского медицинского института, продолжая работу на скорой помощи, на которую был распределен после окончания медицинского училища, продолжал подрабатывать, брал много ночных дежурств.
Работал на центральной подстанции, большей частью в составе единственной тогда на город и район реанимационной бригады или по «кардиологии», которой число на тоже количество населения в то время было не более двух бригад.
Свободное время по ночам я использовал для учебы. Штудировал латинские наименования объектов костно-мышечного аппарата человека, зубрил неподъемные для меня (три года медицинского училища после десятого класса, где такой науки не существовало и два года службы в советской армии!) многочисленные разновидности химии, усевшись (по блату, ибо не всем было «положено») за третьим коммутаторским столом в диспетчерской «03».
В один из таких вечеров, на пульт и поступил вызов из нашего Гомельского аэропорта о том, что ожидается прибытие самолета Ту-154 с нашими местными «вахтовиками-нефтяниками» из Уренгоя или Салехарда (не помню сейчас – но не в этом суть), у которого два из четырех двигателей отказало. А потому, ожидая «проблемную» посадку, необходимо было присутствие «скорой помощи» в аэропорту.
Это сейчас уже имеется круглосуточно «дежурный ответственный врач по смене», а в то время, «смотрящими по городу» были фельдшера-диспетчера, которые и решали различные «логистические» проблемы. Да, на случай ядерной войны, выявления особо опасной инфекции (там, чума или оспа и тому подобное) существовали схемы оповещения и последовательных действий. Из техногенных катастроф существовала схема действия при аварии на производствах, использующих хлор или аммиак. Но схема действий при падении с неба самолета – нет.
Озадачив этим сообщением курящих между вызовами и играющих в карты тут же в коридоре мужскую часть работающих (водители, врачи, фельдшера, санитары) сотрудников скорой, Аркадий (назовем так этого диспетчера) задумался.
На борту было около двухсот людей…
Сколько бригад отсылать в аэропорт и сколько брать комплектов, необходимых при оказании помощи при травмах сочетанного типа?
До планируемого времени приземления оставалось еще около часа, а потому, в раздумиях, за сигареткой, пока не было вызовов, можно было позволить сыграть одну партейку (вылетело из головы название игры) в карты с минимальными затратами при вступлении и большой вероятностью выигрыша накопившегося к тому времени «банка»…
Обсуждение кого послать и сколько шло в демократической манере: вслух, с рассмотрением всех возможных вариантов развития ситуации и предложений по их удовлетворению.
К концу очередного тура игры, все сошлись на том, что количество всех потенциальных жертв катастрофы (при условии, если они окажутся живы и им потребуется помощь), превышало, минимум, в пять раз количество всех дежурящих бригад скорой помощи в городе. Да и то, чисто гипотетически предположив, что все они будут на подстанциях и не на вызовах…
То есть, всех машин в аэропорт не пошлешь… А если слать, то пять ли будет это машин или десять, существенной разницы не будет: все равно всем помощь не оказать… А если в итоге все погибнут – то вообще на кой их всех посылать?
В итоге, в аэропорт было решено отправить одну фельдшерскую бригаду с санитаром, которые по прибытии в случае чего перезвонят по рации в диспетчерскую…
Покурив на дорожку, загрузив дополнительно четыре-пять комплектов «костылей», бригада на УАЗике неспеша выдвинулась в сторону Гомельского аэропорта.
Надо ли говорить, что все закончилось хорошо?
В противном случае, об этой катастрофе вам бы, мои дорогие читатели, было бы известно…
Надо отметить, что в истории города (я не говорю о военных самолетах дальней авиации из Зябровки) есть один (может, кто имеет другие данные? – напишите) печальный случай гибели гражданского борта с гомельским экипажем и пассажирами-гомельчанами. Это было в семидесятые годы прошлого столетия. Экипаж похоронен в братской могиле на городском кладбище в районе деревни Осовцы слева от центральной аллеи. Рядом с ними похоронены и двое из пассажиров этого рейса – молодые ребята в самом рассвете сил.
Счетчик посещений Counter.CO.KZ
ОК.