October 27th, 2015

Патологоанатомы

По ходу дел и тел, былое: патологическая анатомия не способствует вере...

…Патологическая анатомия не способствует Вере. Потому что ты видишь то, чего другие не видят… И не надо им видеть это… Обычное дело – за день выставить около десятка страшных диагнозов живым людям разного возраста… Причём по тому, что ты видишь в микроскопе и по дополнительным клиническим данным, указанным в карточке, ты понимаешь, что треть, а то половина из тех людей, которые ждут твоего вердикта, «отсеются» в ближайшее время…. И девочка, лет семи и дедушка, ровесник Великого Октября… На всё воля господа… Жестокая воля… Легче думать, что нет на облаке Этого седого старика, чем думать от том, как жестока его Воля… Люди узнают про наличие таких заболеваний тогда, когда теряют близких и знакомых.. Это не так часто..

Клиницисты несколько чаще встречаются с этим и вынуждены находить слова, что бы сказать правду больному, о его перспективах или врать в глаза, тем самым подавая надежду (а надо ли?), самолично распоряжаясь последними днями больного человека в этом мире. Патологоанатомы в крупных учреждениях каждый день видят Зло… Причём иногда в зашкаливающих количествах…. И это Зло всегда рядом… Торжество Добра далеко от глаз наших. И потому, неверие – защитная реакция. Легче не верить во всё, чем видеть Зло, в отсутствии Добра, убеждающее наличие странного бога, дающего Зло без альтернативы…
Счетчик посещений Counter.CO.KZ
Buy for 20 tokens
Беда приходит неожиданно. Постоянные читатели и мои френды наверное заметили, что с конца прошлого года я стал меньше писать в ЖЖ, а в этом году активность практически скатилась к нулю. Некоторые даже стали писать в личку и задавать вопросы: куда я пропал, что случилось и не сменил ли я…
Патологоанатомы

По ходу дел и тел: ночная тризна на кладбище…


…Это было на сорок дней со дня смерти Сергея, уход которого был внезапен и нелогичен. Нелогичен извращенной логикой Судьбы, вычеркивающей из списка живущих тех, кто об Уходе и не задумывается, возраст которых так далек от того, когда смерть уже ожидаема и не так больна для родных…
…Одно дело, когда человека одолевает Гоголевская меланхолия и он просто отказывается жить дальше или его тело пожирает растущее Нечто внутри него, другое – когда человек утром отправляется на работу, а вечером его уже нет…
Коварная аневризма, не подававшая ранее никаких признаков своего существования, заявила о себе своим разрывом, фатально завершив свое и человека существование, поглотив их единой тьмой небытия.…

…Жизнь продолжалась, и только вечерний звонок от его бывшей жены и сына напомнил нам, что прошло уже сорок дней с момента смерти Сергея.
Все были после работы, но наличие транспорта, в который после смерти отца пересел сын, решало проблемы с тем как доехать до кладбища.
Короткие сборы вечерней тризны, двадцать минут езды…
…Я впервые был на кладбище в вечерне-ночное время…
…Город обозначал свое присутствие вдалеке холодным фонарным заревом части неба. Кладбищенская тишина своей звенящей пустотой соперничала с полным отсутствием света, пока его не разрезали мерцающие экраны наших телефонов, обозначив портрет, стоящий среди венков. На нас смотрел человек, с отсутствием которого ещё было трудно смириться. Высокие деревья старой части кладбища округлой стеной отделили нас от остальной части кладбища и только выступающие из крон металлические части оград напоминали нам о том, что вокруг нас – молчащее царство умерших людей, количество которых могло соответствовать среднему районному центру…
… Но тишина была светлая и печальная…
…Ни намека на страх, ни намека на ужас…
…Могильный холм еще не потерял своей свежести, оставаясь сырым, не осыпался по бокам и сохранял форму, как в тот момент, когда могила приняла в свои объятия нового постояльца. Традиционный рушник покрыл его и тризна, после первой рюмки горькой, перешла в неспешный разговор с умершим, как будто тот никуда и не уходил…
Единичные громкие городские звуки долетали издалека, но не могли прервать этот странный монолог живых… Сын и жена говорили с отцом…
…Не знаю, наверное, даже для общения с умершими нужна вера. У меня этой веры не было. На этом кладбище лежат мой отец и его родители и никогда, при посещении я не пытался даже «говорить» с ними. Наверняка ритуальные фразы, при уходе с кладбища, типа «спите спокойно, но нас скоро не ждите» говорил каждый, но не каждый это говорил с уверенностью, что его услышали с «той» стороны…
…Но в тот вечер я, атеист-агностик, почему-то ощутил тепло-щемящее чувство присутствия рядом родной души. Это было мимолетно, но, тем не менее, было…
…Назад ехали молча. Каждый думал о своем. Прощание и смирение с тем, что больше Сергея на этой земле уже не увидим – ощутили все…
…Сыну надо было привыкать жить без отца… Жене – без опоры…
Счетчик посещений Counter.CO.KZ
ок