padolski (padolski) wrote,
padolski
padolski

Categories:

Заурядное дежурство челябинского следака и немного о трупах.


Репортаж о работе следователя следственного коммитета на суточном дежурстве.
Есть немного о  сути работы судебномедицинского эксперта. Поэтому и перепостил к себе. Источник - в конце.


«Нужно расследовать». В Челябинске за сутки погибает больше 20 человек

Фото Ильи Бархатова / АиФ
О работе следователя и о том, как умирают челябинцы на улицах города – в репортаже «АиФ-Челябинск».


– Меньше 11 смертей у меня никогда не было. Обычно от 6 до 22. Но в пятницу вызовов должно поступать больше, – предупреждает нас следователь отдела по Калининскому району Челябинска следственного управления Следственного комитета РФ по Челябинской области Илья Большаков. Корреспондент и фотограф «АиФ-Челябинск» вместе с ним вышли на городское дежурство.




Фото: АиФ / Фото Ильи Бархатова


Во время него следователь вместе с судмедэкспертом должны выезжать на вызовы о смерти челябинцев на «большой земле» (Калининский, Курчатовский, Центральный и Металлургический районы – Ред.) целые сутки. Если человек умер своей смертью, то следователь выписывает направление на сохранение тела в морг. Если есть подозрения на преступление – тело направляют на вскрытие, а следователь составляет протокол, в котором описывает место трагедии, повреждения тела и так далее. Потом документ передадут в правоохранительные органы для дальнейшего расследования.

– Другое дело – районные дежурства. Они проходят чаще (раз в неделю) и тогда меня вызывают, только если в Калининском районе произошло что-то противоправное и подследственное отделу. Иногда за сутки может ничего не произойти, но уж если что-то случилось – приходится работать все сутки над одним преступлением. Ведь если есть подозреваемый, за это время нужно расследовать почти половину дела, чтобы суд оставил его под стражей в СИЗО, – Большаков рассказывает нам это «на базе», то есть в городском УВД. Оттуда мы на дежурной полицейской «ГАЗели» выезжаем на вызовы.

Нет трупа? Будет

В тот пятничный вечер, как оказалось, на «большой земле» умерли 17 человек. Все они ушли из жизни своей смертью. Только на 14 вызов в сутках случилось что-то нетривиальное. Челябинец умер в машине «скорой помощи», мы поехали в приемный покой больницы.

На первом этаже Большаков с судмедэкспертом находят дежурную медсестру.

– Где у вас тут труп?

– У нас – нет! – женщина удивлённо смотрит на следователя. – Спросите в терапии.

– Значит, сейчас будет. – Мы еле успеваем за Большаковым по светло-желтым коридорам.



Фото: АиФ / Фото Ильи Бархатова

Тело погибшего находим в другом отделении, к нему уже успели приехать родственники. Пока эксперт осматривает его и разговаривает с врачами «скорой», следователь выписывает бумаги: назначает экспертизу тела погибшего, копию оставляет себе, чтобы передать в правоохранительные органы.

На часах тем временем около девяти вечера, мы возвращаемся «на базу». По дороге принимаем ещё один вызов – на Северо-Запад Челябинска.

– Ужин у нас будет поздним, – говорит водитель, разыскивая во дворах нужную многоэтажку. В одной из этих квартир погибла пожилая бабушка. У неё был рак четвёртой степени.



Фото: АиФ / Фото Ильи Бархатова

Мы вышли из служебной «ГАЗели» и направились к крайнему подъезду. Рядом курили три женщины, при виде мужской компании челябинки оживились.

– А вы не к нам? – не побоялась спросить у Большакова самая молодая. Когда она заметила надпись «Следственный комитет» на спине Ильи Викторовича, девушка смутилась.

– Нет. А что, есть повод пройти к вам?

Через десять минут судмедэксперт подтвердил смерть из-за болезни и бумаги для родственников были выписаны. Большаков вспомнил, что не все жители города адекватно воспринимают гибель своих родителей, супругов, детей:

– Иногда не хотят отдавать тело похоронной службе, часто приходится долго объяснять, что нужно делать с документами, как получить выписку о смерти из ЗАГСА и так далее. Но если смерть насильственная – то, как правило, люди берут себя в руки и стараются помочь нам найти виновных. Эмоции и переживания отходят на второй план. Даже у женщин.

Специальный чемоданчик

По дороге в УВД дежурную машину вновь отправляют на вызов – теперь в центр города. Когда «ГАЗель» сворачивает во дворы, водитель замечает тело женщины на земле у пешеходной дорожки.

– А девочка-то жива? – мы останавливаемся, первым выходит Илья Викторович.

Челябинка действительно жива, только упала и из-за опьянения не смогла сама встать на ноги. Большаков и судмедэксперт поднимают женщину с земли, она немного напугана таким вниманием со стороны правоохранительных органов.

– А вы меня сейчас отвезете? – Челябинка думает, что её заберут в вытрезвитель и уже идёт к машине, когда к ней подбегает приятельница.



Фото: АиФ / Фото Ильи Бархатова

– Да она в порядке, просто немного выпила в конце недели! Мы ей уже такси заказали! – подруга разворачивает женщину, поговорив, они уходят от полицейской машины в подъезд. Мы же садимся в автомобиль, и Илья Викторович вспоминает похожие случаи.

Оказывается, по дороге на вызов может много чего случиться. Смертельная авария на дороге, нападение на прохожего, попытка самоубийства или несчастный случай. За этими словами – десятки городских историй, которые происходят в ночном Челябинске.

Следователи могут  вмешаться или предупредить трагедию, но без оружия – его у них нет. По местам преступлений они ездят только со специальными «чемоданами».

– Это для осмотра территории, где погибли люди. Туда входят бланки протоколов следственных действий, разные вспомогательные материалы: канцелярия, упаковки под вещдоки, приборы, бирки с оттиском отдела, перчатки, рулетки, скотч. Всё, что может понадобиться на месте происшествия.

На следующем вызове некоторые из этих вещей действительно понадобились. 52-летний мужчина скончался недалеко от одной из автомастерских города. Вечером он предупредил, что поедет туда ставить газовое оборудование на автомобиль: глава семейства подрабатывал таксистом и хотел перейти на более дешёвое топливо. Не дождавшись отца, сын сначала позвонил в мастерскую, но там ответили, что водитель чёрного Chevrolet уже уехал. Только ночью механики заметили на парковке ту самую машину, на водительском месте лежал погибший мужчина, а рядом – разбросаны таблетки.



Фото: АиФ / Фото Ильи Бархатова

– Он болел? – следователь записывает за сыном погибшего, которого вызвали всё те же механики.

– Да, у него сердце больное. Собирался операцию делать, не успел, – молодой парень быстро отвечает на вопросы и старается не смотреть на тело отца.

Судмедэксперт после осмотра не видит на погибшем следы насилия и Большаков выписывает направление на вскрытие.

– Всё? А документы сейчас им отдать? – челябинец показывает на приехавшую машину похоронной службы.

Сны следователя

Пока санитары забирают тело из иномарки, мы уезжаем. По дороге «на базу» борюсь с желанием позвонить своему 50-летнему отцу и узнать о его здоровье.  

– Ничего страшного, первое время некоторым даже трупы снятся. Потом привыкают, – следователь замечает мой испуганный взгляд. – У меня такого не было, я ведь с третьего курса университета хотел пойти в следственный отдел, готовился к такой работе.

– И никто не отговаривал?

– Нет, родители не были против. Сейчас иногда жалуются, что провожу много времени на службе. Помимо дежурств это и допросы, очные ставки, само расследование и так далее. Иногда засиживаюсь с бумагами до полуночи. Но ведь это моя работа, кто её еще выполнит?



Фото: АиФ / Фото Ильи Бархатова

– Наверное, много детективов в детстве смотрели?

– Нет, но люблю их до сих пор. И больше всего – «Коломбо»!

Впервые за вечер дежурная машина подъезжает к УВД Челябинска, пока не поступили новые вызовы можно поесть и отдохнуть. Мы с фотографом решаем разойтись по домам, время уже за полночь. Напоследок спрашиваю у Большаков, как же он отвлекается от «смертельной рутины», что делает после 22 трупов за сутки?

– Обычно сплю весь день. А каких-то особых ритуалов нет. Мы ведь простые люди! – улыбается следователь.

И действительно, по словам Большакова, со временем привыкаешь к окровавленным телам и десяткам трупов за дежурство. Нет времени рефлексировать и переживать, нужно работать. Потому что если кто-то верит в то, что справедливость должна восторжествовать, а добро победить зло, то кто-то должен это выполнять.

Источник: http://www.chel.aif.ru/society/people/1386648

Tags: судебно-медицинская экспертиза, трупы
Subscribe
promo padolski july 27, 2013 21:05 9
Buy for 10 tokens
Рассмотрю предложения по написанию материала по организованному вами блог-туру и другие разумные формы взаимовыгодного сотрудничества с одновременной подачей на страницах ЖЖ и официальной открытой группы Padolski в "Одноклассниках" https://www.ok.ru/padolski и других моих площадках. На этот…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments