Патологоанатом Padolski: жизнь и смерть онлайн..

Патологоанатом Padolski: жизнь и смерть онлайн..

Previous Entry Share Next Entry
Скучающий патологоанатом о продаже мёртвых душ в Гомельском патологоанатомическом бюро.
Креветки
padolski
Истории свойственно развиваться по спирали. И дабы не наступать на одни и те же грабли, надо периодически оглядываться назад, ссылаться на опыт как положительный так и отрицательный уже прошедших по этому пути людей. А особенно больно бьются те грабли, которые оставляешь ты сам.  Давайте вспомним одну из вех, оставленной в истории одного из медицинских учреждений города Гомеля. Дабы снаряд не упал в одну воронку дважды.

Работники  гомельских  моргов  продавали  информацию  о  покойниках


Те, кому хоть раз выпадала печальная участь хоронить родных и близких, знают: чтобы тело покойного достойно подготовили к проводам в последний путь, в морге положено «дать». То есть – заплатить. Без чеков, квитанций и прочих формальностей. Так заведено.

Есть, впрочем, и другой путь – поручить скорбные хлопоты людям, которые профессионально занимаются оказанием ритуальных услуг. Таких фирм сейчас хватает. Заплатил – и все сделано в лучшем виде…

Мало кто знает, какие деньги вращаются в этом бизнесе и до какого изощренного цинизма порою доходят те, кто к нему причастны. 


КТО ВЛАДЕЕТ ИНФОРМАЦИЕЙ…

Медик со стажем, обладатель научных званий Степан Дмитриевич Кулик* был назначен начальником Гомельского областного клинического патологоанатомического бюро в конце 2007 года. Хозяйство ему досталось немалое: в структуру бюро входит разветвленная сеть отделений общей патологии (ООП), в просторечье – моргов, расположенных на территории региона.

Освоившись, новый начальник пришел к выводу о необходимости развивать внебюджетные виды деятельности. Хотя, казалось, о какой коммерческой составляющей может идти речь, учитывая столь узкую специфику учреждения?

Но кое-какие соображения на этот счет имелись, и Кулик поделился ими с одним из подчиненных – заведующим организационно-консультативным отделением Олегом Агаповым. И попросил подобрать надежных партнеров из числа предпринимателей, оказывающих ритуальные услуги. Агапов назвал фамилии нескольких человек, одного из которых, как оказалось, знал иСтепан Дмитриевич. На этой кандидатуре и остановились.

Предложение, от которого невозможно отказаться, поступило директору ритуальной фирмы Вячеславу Зайцеву. Он был за сотрудничество, как говорится, двумя руками. Ведь речь шла о том, чтобы к нему стекалась информация из всех моргов Гомеля! Разумеется, не за «просто так».    

А чтобы внешне все выглядело законно, решили оформить договор. Правда, еще на стадии его подготовки, возражения высказала юрисконсульт бюро. Она обратила внимание начальника на незаконность подобного сотрудничества. Во-первых, не было разрешения вышестоящей инстанции – областного управления здравоохранения. Все делалось в обход. Во-вторых, в бюро уже предусматривалось оказание платных услуг, и предоставлять информацию сторонней организации – означало лишить возможности заработка само учреждение. В-третьих, стоило подумать и об этическом моменте…

Но все эти доводы не подействовали – бумагу подписали. Тем же числом был издан приказ, обязавший персонал структурных подразделений информировать конкретную фирму о поступлении тел умерших. Тут же указывалось название фирмы и контактные телефоны.

Это, впрочем, была лишь «надводная» часть сделки. Имелось еще одно, неписанное условие. Помимо оплаты по договору, Кулик и Агапов желали получать комиссионные.

Зайцев понял их с полуслова и без раздумий согласился. Сошлись на тарифе – 10 долларов за информацию о каждом умершем.

В ОЧЕРЕДЬ!

Сотрудничество выглядело так. Работники моргов – от санитарок до заведующих – звонили предпринимателю и сообщали информацию из истории болезни очередного покойника – личные данные, телефоны и адреса родственников. После чего с ними связывался коммерсант и, дежурно соболезнуя, предлагал услуги по погребению...

Правда, на счет учреждения не поступило ни рубля. (Ничего удивительного – ведь, по сути, договор служил лишь ширмой, призванной легализовать факт «сбыта информации».) Гораздо больше Кулика и Агапова волновали другие поступления – в собственные кошельки.

По этой части тоже возникали проблемы. Зайцев жаловался, что большинство передаваемых сведений бесполезны, поскольку поступают несвоевременно. К тому моменту родственники либо успевают похоронить усопших, либо просто отказываются. Платить же он был согласен только по факту оказания полного перечня услуг. Не единожды стороны вели переговоры, на которых решали спорные вопросы, стремясь наладить полноценное функционирование механизма. В этом были заинтересованы все.

Пока же, в среднем, за месяц предприниматель получал с полдесятка заказов, выплачивая деловым партнерам оговоренные гонорары. Но это были вовсе не те масштабы, ради которых затевался проект. Желая ускорить его «раскрутку», Вячеслав Зайцев даже увеличил размер вознаграждения – до 50 тысяч рублей.

Однако это не помогло, поскольку на горизонте нарисовался серьезный конкурент. Привел его один из санитаров. Новый «ритуальщик»  оказался гораздо щедрее, оценив информацию о каждом трупе в 200 тысяч рублей.

Естественно, приоритеты мгновенно сменились: теперь боссы бюро неусыпно следили за тем, чтобы «горячие новости» получал именно этот партнер.

КОНВЕРТИК ДЛЯ НАЧАЛЬСТВА

Заведующим ООП неоднократно и доходчиво напоминали, кому они должны «сливать информацию». Заартачилась лишь одна работница. Кстати, узнав об этом, состоятельный «похоронщик» выразил готовность заплатить 5000 долларов за то, чтобы женщину сместили, назначив на ее должность другого, более сговорчивого человека. При этом была даже названа конкретная фамилия преемника. Но все ограничилось профилактической беседой, после которой строптивая заведующая все поняла и, боясь потерять работу, подчинилась.

Случались и другие инциденты. Когда стало известно, что одна из медрегистраторов снабжает сведениями «не того» ИП, Степан Дмитриевич лично вызвал ее на ковер. И предложил уволиться. Женщина, едва не ставшая безработной, слезно заверила, что все поняла, и будет информировать только того, кого нужно…

Иметь дополнительный доход стремились многие работники моргов. Каждый зарабатывал, как умел. Например, вскрывающие санитары омывали, одевали и  «прихорашивали» тела усопших, получая деньги либо непосредственно от родни покойного, либо от занимающихся похоронами «ритуальщиков». (Эти расходы, разумеется, включались в выставляемый клиентам счет.) Как впоследствии признался один из санитаров, его «левый» заработок доходил до 1 миллиона рублей в месяц. (Исходя из этого, можно представить, какие деньги вращались в кругах повыше.)

Кулик, разумеется, знал об этом и в какой-то момент решил, что подчиненные должны делиться. О чем сообщил в приватном разговоре, состоявшемся во время корпоративного застолья, назначив таксу – 10 тысяч «с тела».

Дважды объяснять не пришлось. С того момента «налог на прибыль» поступал регулярно. За месяц выходило порядка 500 тысяч рублей. Деньги передавались в бумажном конвертике, содержимое которого Кулик и Агапов делили поровну.

Когда поток поступлений вдруг ослабевал, начальство в резкой форме выражало недовольство. При этом количество поступивших трупов их мало волновало. Как в том анекдоте, когда сперва теща выдвигает ультиматум – дескать, крутись, как хочешь, дорогой зятек, а чтоб похоронили меня у кремлевской стены. На что тот, спустя пару часов, отвечает: «Крутитесь, мама, как хотите, а похороны – завтра»…

В то же время никто не отменял официального плана по оказанию платных услуг, доведенного подразделениям бюро. Впрочем, с его выполнением проблем не было. В среднем в морг ежемесячно поступает около 40-50 трупов. Для плана было достаточно «обработать» по прейскуранту десятерых покойников. А за 30-40 остальных родственники платили не через кассу, а совали купюры в карманы санитарам.

ПОДВОДНЫЕ КАМНИ

Слухи об аморальном бизнесе, процветающем в стенах гомельских моргов, дошли до сотрудников областного УКГБ. Проверив информацию, они провели комплекс оперативных мероприятий. Их итогом стало задержание с поличным Олега Агапова – сразу после того, как он получил 1 миллион 700 тысяч рублей в качестве «благодарности» от одного из похоронщиков. Не избежал позорной участи и начальник бюро.

Но если Агапов полностью признал вину, то Кулик был непреклонен: никаких денег он не получал, радел исключительно о пользе дела, которым руководил, показания против него – оговор, а само уголовное дело – сплошная фабрикация. Однако доказательств было достаточно…

Многочисленные свидетели рассказывали «все про всех», оговариваясь, что лично сами они от сотрудничества с ритуальщиками принципиально отказывались. И денег, соответственно, не получали. Только заведующий одним из отделений признался: он был в курсе, что санитары нелегально оказывают ритуальные услуги, но смотрел на это сквозь пальцы. Поскольку за оклад в голом виде делать эту грязную работу никто не станет. 

На процессе в качестве свидетеля был допрошен руководитель спецкомбината – гос-предприятия, также занимающегося организацией похорон. Он рассказал о том, как, так и не родившись, извините за каламбур, умерла попытка наладить информационное сотрудничество с бюро. Этот вариант руководству последнего, надо полагать, был не интересен – поскольку здесь все расчеты проходили бы безналично и официально – в карман ничего не положишь. Прозвучали и другие любопытные вещи. Приведем фрагмент показаний: «Индивидуальные предприниматели, оказывающие ритуальные услуги, существенно осложняют деятельность спецкомбината... Многие из них представляются сотрудниками спецкомбината, выполняют при этом работу некачественно, а жалобы от клиентов не удовлетворяют, так как последние обращаются с претензиями к спецкомбинату».

ИТОГИ И ВЫВОДЫ

Обоих фигурантов дела суд признал виновными в получении взяток на общую сумму свыше 10 миллионов рублей. Эти деньги подлежат взысканию в доход государства.

Олег Агапов активно сотрудничал со следствием не зря. Это зачлось как смягчающее обстоятельство. Хотя полностью не спасло. Приговор – 3 года лишения свободы с конфискацией имущества. Годом больше получил его шеф Степан Кулик. Оба лишены прав занимать организационно-распорядительные и материально-ответственные должности сроком на 5 лет.

Надо отметить, выводы из всей этой некрасивой истории были сделаны на самом высшем уровне. Министерство здравоохранения РБ издало официальный приказ, запрещающий работникам патологоанатомических служб всей страны передавать информацию об умерших лицах посторонним. Дай бог, чтобы сработало…

* - имена и фамилии изменены

Руслан ПРОЛЕСКОВСКИЙ
reporter@inbox.ru




http://gomelmedia.by/index.php/kriminal/835-2011-01-05-22-25-29.html


promo padolski july 27, 2013 21:05 4
Buy for 10 tokens
Рассмотрю предложения по написанию материала по организованному вами блог-туру и другие разумные формы взаимовыгодного сотрудничества с одновременной подачей на страницах ЖЖ и официальной открытой группы Padolski в "Одноклассниках". На этот момент в "Одноклассниках" более 9000 подписчиков,…

  • 1
Тут в рамках этого поста на моей странице в "Одноклассниках" возникли вопросы об моральности и аморальности продажи сведений о "мёртвых душах". В связи с чем, привожу два моих ответа на подобного рода вопросы:
Немножко не правы Вы. Смерть - такой же интимный процесс как и зачатие и роды. Не всякий хочет выставлять его напоказ. Не каждый бы хотел, что бы его смерть, особенности его смерти были достоянием общественности и предметом торга. Я понимаю, чувства родни Уитни Хьюстон, возбудившей уголовное дело против одного из полицейских: http://www.eg.ru/daily/worldstars/40313/

и ещё:
Я никогда не "сливал" информацию коммерсантами И это стоило мне и стоит (кто знает - тот подтвердит) многого. Я вообще У каждого свои принципы в жизни. Конкуренция должна быть честной. Врач должен выполнять врачебную работу, оказывать МЕДИЦИНСКУЮ помощь, совершенствовать медицинские знания, а не выполнять РИТУАЛЬНЫЕ услуги, для которых не требуется высшего медицинского образования, не терроризировать родственников угрозами, что отдадут труп "на руки" голым, если чего-то не закажут. Это стоило мне ОЧЕРЕДНОЙ раз как у предыдущего начальника поста заведования. Ибо других предлогов для не п родления контракта у меня не было. История очередной раз повторяется. Только судьбы предыдущего нынешнему я не желаю.

Можем поговорить на эту тему и тут.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account