Патологоанатом Padolski: жизнь и смерть онлайн..

Патологоанатом Padolski: жизнь и смерть онлайн..

Previous Entry Share Next Entry
Из истории похоронного дела на Гомельщине: 2010 год.
Креветки
padolski
"Кто похоронил мою маму?"

PB267559_BТелефонный звонок, который раздался в конце рабочего дня, взбудоражил и на­долго выбил из колеи. Позвонивший назвался Денисом и сходу попросил: “Помогите мне узнать, кто похоронил мою маму”. Подробности, рассказанные 41-летним мужчиной, потрясли до глубины души.

PB267559_B
Гордиев узел

…Денис был единственным ребенком у гомельчанки Христины Бачуриной. На протяжении последних лет он, несмотря на то, что прописан в Гомеле, проживал с семьей в Гродненской области. Может быть, не так часто, как следовало бы, но от случая к случаю звонил в Гомель, интересовался, как дела. Мама, как правило, на здоровье не жаловалась, больше волновалась за сына. Вот и последний раз, за два дня до трагедии, поговорили, можно сказать, ни о чем. Оно и понятно: главное — услышать друг друга. Через пару дней Денис вновь набрал гомельский номер, телефон молчал. Но бить тревогу вроде как повода не было. А спустя время раздался звонок из Гомеля. Незнакомый женский голос сообщил: “Денис, твоя мама умерла...” “Как? Когда?” — не мог поверить услышанному. “С неделю, как нет ее. Похоронили уже…” — “Кто похоронил?! Почему не сообщили мне?!” — эти вопросы повисли в воздухе. Какие только предположения не высказывали Денис и его супруга, чего они только не передумали по дороге в Гомель. Не хотелось верить, что страшная весть — правда…
Уже в Гомеле Денис и Наталья попытались самостоятельно разобраться в произошедшем: какова причина смерти матери, кто проводил ее в последний путь и где, в конце концов, ее могила. Ответы на кое-какие вопросы им удалось получить, но время поджимало, обоим нужно было возвращаться домой, на Гродненщину. Покидая гомельскую землю, они обратились в “ГП” с просьбой помочь разрубить этот страшный гордиев узел. В свою очередь журналист, шокированная необычностью ситуации, решила провести собственное расследование.


В мир иной провожал чужой
Мой первый звонок человеку, который, как мне казалось, знает всё, что касается похоронного дела, — Александру Попову, директору специализированного комбината, занимающегося ритуальным обслуживанием населения. Но, увы, на мои вопросы, возможно ли выяснить, кто похоронил Христину Бачурину и где она покоится, Александр Владимирович ответить не смог. Как оказалось, спецкомбинат не оказывал услуги по захоронению этой женщины. Следовательно, предположил Попов, скорее всего столь печальную миссию на себя взяла одна из частных похоронных фирм.
Обладая информацией о том, что сразу после первого медицинского освидетельствования покойную Бачурину увезли в морг, держу путь на улицу Ауэрбаха в Гомеле. Начальник управления по Гомельской области государственной службы медицинских судебных экспертиз Дмитрий Иваньков проинформировал, что действительно 12 ноября нынешнего года такая женщина в их учреждение поступала. Причина смерти — тромбофлебит. В морге пробыла недолго, увезли ее уже на второй день после поступления. Кто? В журнале регистрации указаны все координаты человека, забравшего из морга врачебное свидетельство о смерти и, следовательно, вызвавшегося похоронить умершую (журналисту известны его имя и фамилия, но в интересах следствия назовем его просто Павел). Пока размышляла, связывали ли этого мужчину какие-нибудь родственные отношения с покойной, выяснилось, что его постоянное место работы — гомельский специализированный комбинат, где он трудится землекопом. Теперь-то уж точно можно предположить, кто копал могилу. Но не за спасибо же он делал это, рассуждаю, и держу путь в управление социальной защиты администрации Советского района г. Гомеля. Догадки подтвердились: пособие на погребение покойной Бачуриной (1 миллион 305 тысяч рублей) получил именно Павел.
Возникает резонный вопрос, имел ли право человек, не связанный кровными узами с усопшей, заниматься ее захоронением? Как оказалось, ничего криминального в его поступке нет. Согласно соответствующей инструкции, врачебное свидетельство о смерти выдается “родственникам умершего, его соседям, работникам жилищно-эксплуатационных организаций, службы социального обеспечения и ДРУГИМ лицам…”. Анализируя ситуацию, понимаю, что именно это уже известное мне ДРУГОЕ лицо, представив свой паспорт и получив нужный документ, и имело право на погребение и получение пособия.
Но повода успокоиться не было. Оставался открытым вопрос, каким образом в руках этого человека оказался паспорт покойной? Ведь наличие именно этого документа и дало ему право проводить все законные операции по захоронению.


Что скрывает сельское кладбище?
Обладая информацией, что похоронена Христина Бачурина на сельском кладбище в Ченках Гомельского района, звоню председателю Ченковского сельского Совета Николаю Венгеру. Он рассказал: произвести захоронение на сельском кладбище сможет далеко не каждый. Такая процедура возможна лишь после соответствующего разрешения. Такового на захоронение Христины Бачуриной сельский Совет не давал. Что означало — гомельчанка похоронена здесь незаконно. Более того, посетовал Николай Васильевич, это уже не первая такая незаконная могила. Какие “черные бригады” привозят сюда хоронить людей и почему, ему неизвестно.
Так кто мог быть заинтересован в том, чтобы, как говорится, шито-крыто похоронить “безродную”? И действительно ли сотрудникам милиции или соседям было так сложно разыскать сына Бачуриной, дабы именно он, близкий и родной человек, по всем канонам православной церкви мог проводить свою мать в последний путь?
Рассказывает приятельница покойной Анна Ивановна:
— Христину я знала давно. Вместе когда-то работали на фабрике. Жили через дорогу. Виделись практически каждый день. А тут она пропала. Уж с неделю как нет. Вдруг тревога какая-то нахлынула. Подруге говорю, пойдем к Христине, узнаем, куда она запропастилась. Приходим, а там квартира опечатанная. Мы к соседям. А они в ответ: “Мол, нет больше Христины. Уж с неделю как померла и похоронили ее”. — “Кто похоронил?” — “А почем нам знать…” Квартира покойной хоть и опечатана была, но не закрыта, мы и вошли. Там на подоконнике на видном месте лежал блокнот, в нем записан номер телефона сына Дениса. Позвонили ему, а он ни сном ни духом…
Как видим, узнать номер телефона сына умершей женщины было абсолютно несложно. Но очевидно, что люди, взявшие на себя ответственность по захоронению покойной, не были заинтересованы в этом. Им нужен был только ее паспорт.


Гробовых дел мастера
Информация к размышлению. Годовой оборот рынка ритуальных услуг в одном только Гомеле — свыше семи миллиардов рублей. И только половина этой суммы “прокручивается” на Гомельском специализированном комбинате. Так уж сложилось, что с переходом к рыночной экономике на рынке ритуальных услуг наряду с государственными похоронными учреждениями появились и частные фирмы. У большинства не оказалось ни материальной базы, ни навыков в организации похоронного дела, ни знания этики поведения в этой сфере. Но все же их количество стало резко возрастать вследствие огромной емкости рынка, как бы цинично это ни звучало. Увеличение числа фирм связано еще и с относительно несложной системой официальной регистрации — достаточно стать индивидуальным предпринимателем. Большая часть таких предприятий, не имея достаточной материально-технической базы, стала заниматься посредничеством между населением и крупными фирмами, что, естественно, привело к ужесточению правил игры. Сложилась система с волчьим оскалом, где процветает криминал. Фирмы начали воевать за “клиентов” в прямом смысле этого слова. Покойники скупаются, перепродаются с процентами, откатами. Чего только стоит нашумевшее громкое уголовное дело нынешнего года, где основными фигурантами выступали главный врач и начальник по медицинской части Гомельского патолого-анатомического бюро. В ходе следствия выяснилось, что эти работники морга продавали информацию об умерших коммерческим организациям, оказывающим ритуальные услуги. Похоронные бюро часто опережали не только конкурентов, но и врачей, милицию. Бывало, что представители этих бюро звонили родственникам усопшего, еще ничего не знающим о несчастье, предлагая быстро и недорого организовать похороны. При этом они включали в стоимость услуг издержки, затраченные на информаторов из морга. Размер взятки доходил до нескольких сотен тысяч рублей. Нередко информация, которой патологоанатомы делились с похоронными бюро, являлась врачебной тайной.


От скорбящих родных и близких…
Так что за деньги частные коммерческие организации решают все, начиная от бальзамирования и выдачи тела из морга и заканчивая получением места на кладбище. При этом, как правило, у мелких фирм-посредников нет своего офиса, производства, необходимого персонала, но есть огромное циничное желание нажиться на людском несчастье. Как уже говорилось выше, государственное пособие на погребение умершего сегодня составляет свыше миллиона рублей. Деньги по нынешним меркам немалые, а цены на ритуальную похоронную атрибутику, которые можно приобрести в магазинах того же госспецпредприятия, невысокие. Наверное, именно этим и пользуются предприимчивые люди.
Мои предположения подтвердил директор спецкомбината Александр Попов. В нашем случае с захоронением “безродной” Бачуриной вся ритуальная атрибутика могла потянуть максимум на 300 — 400 тысяч рублей. Нехитрая арифметика свидетельствует о том, что “сэкономлено” в этом случае куда больше…
В ходе расследования удалось выяснить, что Павел, по документам которого производились все похоронные процедуры, всего лишь пешка в куда более серьезных противозаконных действиях одной из частных похоронных фирм, зарегистрированной в сентябре нынешнего года. За кадром пока осталось, кто нашел тело и вызвал медработников и участкового. Выяснением этого обстоятельства, а также того, кто слил информацию коммерческой похоронной организации, сейчас вплотную занимаются сотрудники ОБЭП ОВД администрации Советского района г. Гомеля, заинтересовавшиеся моим независимым расследованием. Существует не менее десяти категорий граждан, имеющих доступ к такой информации: участковый милиционер, врач поликлиники или скорой помощи, трупоперевозка, операторы служб 102 и 103 и так далее. Именно отдельные их представители в нарушение закона и ради наживы продают похоронным агентам и сотрудникам частных ритуальных служб адрес умершего, номер его домашнего телефона, номера телефонов его родственников. Одним словом, журналист, сделав свою работу, уступила это дело специалистам, которые пообещали проинформировать о результатах следствия. О чем мы обязательно расскажем читателям “ГП”.

…В процессе работы автор этой статьи побывала на месте захоронения Христины Бачуриной — на Ченковском кладбище. Найти его было несложно. Несмотря на немалую кладбищенскую территорию, интуитивно пошла в самый отдаленный и неухоженный угол. Так и есть, небольшая скромная могилка с не менее скромной похоронной атрибутикой расположилась на почтительном расстоянии от захоронений сельчан. Чужая и здесь, отметила с болью в сердце. И просто издевательской показалась надпись на траурной ленте единственного венка на могиле: “Дорогой Христине от скорбящих родных и близких”…


Источник: http://gp.by/category/special/investigation/7774.html


promo padolski july 27, 2013 21:05 4
Buy for 10 tokens
Рассмотрю предложения по написанию материала по организованному вами блог-туру и другие разумные формы взаимовыгодного сотрудничества с одновременной подачей на страницах ЖЖ и официальной открытой группы Padolski в "Одноклассниках". На этот момент в "Одноклассниках" более 9000 подписчиков,…

?

Log in

No account? Create an account